Пространство путешествий

ppjournal.ru - электронный журнал о путешествиях и приключениях

Понедельник
Октябрь 23
Booking.com INT
Home Великие путешественники

Великие путешественники

Хейердал Тур

Хейердал Тур
Хейердал Тур
(6 октября 1914 – 18 апреля 2002 гг.)
норвежский путешественник, этнограф, археолог, учёный-антрополог

 

Для подтверждения своей теории первоначального заселения островов Полинезии из Америки в 1947 г. проплыл с экипажем на плоту «Кон-Тики» от Перу до Полинезии. В 1969 и 1970 гг. проплыл на папирусных лодках «Ра» от Африки до островов Центральной Америки, в 1977–1978 гг. – на тростниковой лодке «Тигрис» по маршруту Эль-Курна (Ирак) – устье Инда – Джибути.

 

Автор книг: «Путешествие на «Кон-Тики» (1949), «Аку-Аку» (1957), «Ра» (1970), «Фату-Хива» (1975) и др.

 

Краткая хронология

• 1933-36 гг. обучение в университете Осло на факультете естественных наук, специализация география и зоология; изучение истории культуры Полинезии

• 1936 г. экспедиция в Полинезию на остров Фату-Хива Маркизского архипелага; зарождение теории первоначального заселения островов Полинезии из Америки

• 1938 г. издание первой книги норвежского путешественника Тура Хейердала «В поисках рая»

• 1947 г. экспедиция «Кон-Тики», по итогам которой написана книга «Путешествие на «Кон-Тики»

• 1955-56 гг. археологическая экспедиция на остров Пасхи, по итогам которой была написана книга «Аку-Аку»

• 1969-70 гг. попытка пересечь Атлантический океан на лодках из папируса «Ра» и «Ра-II»; об экспедициях написана книга «Экспедиции на „Ра“» и снят документальный фильм

• 1977 г. экспедиция на тростниковой лодке «Тигрис»

• 1983-84 гг. исследование курганов, найденных на Мальдивских островах в Индийском океане; по итогам исследования публикация книги «Мальдивская загадка»

• 1991 г. исследование пирамид Гуимар на острове Тенерифе; по итогам исследования публикация книги «В поисках Одина. По следам нашего прошлого»

• 1999 г. Тур Хейердал был признан самым знаменитым норвежцем 20 в.

История жизни

Тур Хейердал родился 6 октября 1914 года в норвежском городке Ларвик. Отец его был пивоваром. Мать вела домашнее хозяйство. Это была строгая педантичная дама. В духе такой же строгой педантичности она воспитывала и сына. Распорядок дня был почти армейским: в одни и те же часы подъем, туалет, зарядка, завтрак, работа и учеба, обед и т. д. Причем соблюдался этот распорядок неукоснительно. Так, однажды в доме начался пожар. Всем пришлось срочно выбираться на улицу. Но поскольку маленький Тур сидел на горшке, мама не двинулась с места, пока малыш не довел дело до конца. И только тогда мать и сын с достоинством покинули дом. Вот что такое настоящий, а не выдуманный немцами «нордический» характер. В Норвегии таких людей всегда было много, и в этом смысле можно сказать, что Тур Хейердал родился в самой обыкновенной семье. Правда, такая «обыкновенность» дорогого стоит, если в результате воспитания, полученного в этой семье, честность, прямота, любовь к порядку, решимость и отвага становятся для человек самыми обыкновенными качествами, а их отсутствие у других он воспринимает как недуг или извращение. Именно таким обыкновенным человеком, то есть честным, прямым, решительным и отважным, был Тур Хейердал.

С детства Тур мечтал о дальних странах и странствиях. Больше всего привлекали его путешествия в северных широтах. Старшеклассником Тур строил далеко за городом снежное жилище (типа эскимосского иглу) и проводил там несколько суток с другом и собакой. Он всегда помнил, что его страна – родина не только викингов, опередивших Колумба в открытии Америки, но и великих учёных-путешественников – Руаля Амундсена и Фритьофа Нансена.

Но первым настоящим путешествием норвежца стала семейная экспедиция в края южных морей – Полинезию. После окончания факультета естественных наук молодой географ и зоолог Хейердал, разочаровавшийся в академической науке, вместе с молодой женой Лив отправляется на остров Фату-Хива Маркизского архипелага. Там они, удалившись от цивилизации и белых людей, прожили целый год. За этот год Тур Хейердал, познакомившись с местными мифами и преданиями, пришел к выводу, что, вполне возможно, предки туземцев пришли в Полинезию из Южной Америки. В этом его убеждали направления ветров и океанских течений. Они-то, по мнению молодого исследователя, и явились причиной зарождения жизни на островах.

Для Хейердала как учёного главным критерием истины был эксперимент. Как можно проверить гипотезу о заселении Полинезии древними американскими индейцами? Только проделав самому плавание по воле волн и ветров, на судне, максимально схожим с допотопными образцами. Однако осуществить свой план Хейердалу удалось только после окончания Второй мировой войны. А пока шла война, потомку викингов и одновременно лейтенанту армии США пришлось совершать путешествия исключительно в соответствии с военными приказами.

После войны, а именно в 1947 году, научный эксперимент Хейердала был поставлен. В качестве допотопного судна использовался плот «Кон-Тики» из бальсового дерева, которой был построен подобно судам древнейших мореплавателей. Выбор материала для плота определялся не только его необычайно малой плотностью (примерно как у современного пенопласта), но и желанием Хейердала опровергнуть устоявшееся мнение, что путешествия людей на южноамериканских бальсовых плотах через океан, из Перу в Полинезию, были технически невозможны. Таким образом, экспедиция на «Кон-Тики» решала, кроме историко-географической и этнографической, ещё и чисто техническую задачу.

Экспедиция стартовала из перуанского порта Кальяо. 7 смелых моряков отправились по маршруту, которым, согласно местным легендам, прошёл некогда великий вождь Кон-Тики, изгнанный из Перу завоевателями-инками. Плавание длилось больше трёх месяцев, а точнее, сто дней. Это были 100 дней, которые не потрясли мир, как 10 дней семнадцатого года, а, напротив, заставили его притихнуть и с замиранием сердец ждать новых сообщений газет и радио. На сто первый день бальсовый плот под парусом со стилизованным изображением легендарного Кон-Тики и с бородатыми белыми людьми на борту пристал к берегу полинезийского острова Рароиа.

Это была первая победа Тура Хейердала. Ведь до его вмешательства учёные считали предками островитян пришельцев из Индии и Китая, с Ближнего и Дальнего Востока, из Египта, Японии, даже из Атлантиды!

В 1955—1956 годах Тур Хейердал организовал Норвежскую археологическую экспедицию на остров Пасхи. Хейердал вместе с профессиональными археологами провели на острове Пасхи несколько месяцев, исследуя ряд важных археологических объектов. Основными в проекте были эксперименты по высеканию, перетаскиванию и установлению знаменитых статуй моаи, а также раскопки на таких возвышенностях, как Оронго и Поике.

Тур Хейердал хотел проверить гипотезу, согласно которой знаменитые статуи при их установке древними обитателями острова Пасхи передвигались в вертикальном положении, то есть вроде бы «шли» сами. Туру Хейердалу удалось показать всему миру, как это делалось.

Местная легенда утверждала, что эти колоссальные статуи, изображающие вождей племени «короткоухих», от каменоломни, где были изваяны, до места «укоренения» добирались чуть ли не «своим ходом», под мощным воздействием «маны» – магической силы, которая создавалась волевым усилием древних колдунов. В шестидесятых годах, когда в моду вошло увлечение магией и «экстрасенсорикой», а также учениями Е.П. Блаватской и Е.И. Рерих, эту версию стали поддерживать некоторые «научные» журналисты и другие представители образованной публики. Разумеется, Тур Хейердал не входил в число приверженцев этих учений. Как всегда, он решил поставить эксперимент.

Для этого он выбрал одну лежащую не земле статую и применил для её передвижения способ, давно известный грузчикам и такелажникам всего мира, а также и простым гражданам, которым приходится иногда своими силами передвигать шкафы и прочую громоздкую мебель. Этот классический метод позволяет кантовать крупные и массивные предметы на достаточно большие расстояния. В качестве такелажников выступили современные островитяне («короткоухие») под руководством бригадира – «сеньора Кон-Тики». Понадобились прочные верёвки, брёвна, камни и жерди, а также слаженные действия и продуманные команды учёного – и вот статуя средних размеров, пролежавшая 300 лет, приняла вертикальное положение, постояла, словно раздумывая, и – медленно, вперевалку, двинулась к месту назначения, поворачиваясь выразительным носатым лицом то в одну, то в другую сторону. Кинооператоры засняли эту сцену, чтобы весь просвещённый мир увидел, как двигаются «своим ходом» гигантские моаи – статуи острова Рапа-Нуи.

Конечно, опыт Хейердала с передвижением длинноухого истукана не претендовал на объяснение других жгучих тайн древности – таких, как сооружение Баальбекской веранды из каменных блоков, тысячекратно более массивных в сравнении со скромной рапануйской статуей, строительство великих пирамид Гизы и иных колоссов древней архитектуры. Но научная и историческая значимость этого эксперимента важна хотя бы по той простой причине, что в последующих публикациях об острове Паски и его статуях таинственная «мана» рапануйских колдунов, участие инопланетян и прочая околонаучная составляющая стала занимать всё меньше места.

Экспедиция опубликовала два больших тома научных отчётов («Отчёты Норвежской археологической экспедиции на остров Пасхи и в Восточную часть Тихого океана»); позже Хейердал дополнил их третьим — «Искусство острова Пасхи». Эта экспедиция заложила фундамент для многих археологических изысканий, которые продолжаются на острове и поныне. Популярная книга Т. Хейердала на эту тему «Аку-Аку» стала очередным международным бестселлером.

В книге «Остров Пасхи: разгаданная тайна» (1989) Хейердал предложил более детализированную теорию истории острова. Основываясь на местных свидетельствах и археологических исследованиях, он высказал утверждение о том, что остров в самом начале был заселён «длинноухими» из Южной Америки, а «короткоухие» прибыли туда из Полинезии лишь в середине XVI века; они могли попасть на остров самостоятельно, или, возможно, были привезены в качестве рабочей силы. Согласно теории Хейердала, что-то произошло на острове в период между его открытием голландским адмиралом Якобом Роггевеном в 1722 году и визитом сюда Джеймса Кука в 1774 году. Если Роггевен встретил на острове и белых, и индейцев, и полинезийцев, проживавших в относительной гармонии и благополучии, то к прибытию Кука численность населения уже значительно сократилась, и состояло оно в основном из живших в нужде полинезийцев.

В 1969 и 1970 годах Тур Хейердал построил две лодки из папируса и попытался пересечь Атлантический океан, выбрав отправной точкой своего плавания берег Марокко в Африке.

Первая лодка, спроектированная по рисункам и макетам лодок Древнего Египта и названная «Ра», была построена специалистами с озера Чад (Республика Чад) из камыша, добытого на озере Тана в Эфиопии, и вышла в Атлантический океан с побережья Марокко. По прошествии нескольких недель «Ра» стал сгибаться из-за конструктивных недостатков, погружаться кормой в воду и, в конце концов, разломился на части. Команда была вынуждена оставить судно. На следующий год другая лодка, «Ра-II», доработанная с учётом опыта предыдущего плавания, была построена мастерами с озера Титикака в Боливии и также из Марокко отправилась в плавание, на этот раз увенчавшееся полным успехом. Лодка достигла Барбадоса, продемонстрировав тем самым, что древние мореплаватели могли совершать трансатлантические переходы под парусом, используя при этом Канарское течение. Несмотря на то, что целью плавания «Ра» было всего лишь подтвердить мореходные качества древних судов, построенных из легкого камыша, успех экспедиции «Ра-II» был расценен как свидетельство того, что ещё в доисторические времена египетские мореплаватели, намеренно или случайно, могли совершать путешествия в Новый Свет.

Об этих экспедициях была написана книга «Экспедиции на „Ра“» и создан документальный фильм.

В 1977 г. Т. Хейердал построил ещё одну тростниковую лодку, «Тигрис», задачей которой было продемонстрировать, что между Месопотамией и Индской цивилизацией в лице современного Пакистана могли существовать торговые и миграционные контакты. «Тигрис» был построен в Ираке и отправился в плавание с международным экипажем на борту через Персидский залив в Пакистан, а оттуда к Красному морю. По прошествии примерно 5 месяцев плавания «Тигрис», сохранявший свои мореходные качества, был сожжён в Джибути 3 апреля 1978 года в знак протеста против войн, разгоревшихся в районе Красного моря и Африканского Рога.

Экспедиция Хейердала на тростниковой лодке «Тигрис», сплетенной из тростника по образу древнешумерских судов, подтвердила, что месопотамский тростник также подходит для строительства лодок, как и папирус, его только необходимо собирать в определенный сезон, когда он обладает наибольшей водостойкостью. Это наверняка знали шумерские строители лодок, которые на подобных «тигрисах» поднимались от устья Инда и Красного моря. К сожалению, экипаж «Тигриса» не смог на сто процентов выполнить намеченную программу: когда корабль оказался в зоне войны, раздиравшей тогда Ближний Восток, и был задержан военными властями, то команда в знак протеста подожгла своё судно.

В 1983—1984 годах Тур Хейердал обследовал также курганы, найденные на Мальдивских островах в Индийском океане. Экспедиция Тура Хейердала на Мальдивские острова ставила своей целью подтвердить, что задолго до арабов и Васко да Гамы в этих местах побывали таинственные древние мореплаватели, оставившие после себя каменные скульптуры неизвестных бородатых людей, длинноухих, как истуканы на острове Пасхи.

В 1991 году Хейердал исследовал пирамиды Гуимар на острове Тенерифе и объявил, что они не могут быть просто горами булыжников, а действительно являются пирамидами. Он также выступил с мнением об астрономической ориентации пирамид. Хейердал выдвинул теорию, по которой Канарские острова в древности были перевалочным пунктом на пути между Америкой и Средиземноморьем.

О последнем проекте Хейердала рассказывается в его книге «В поисках Одина. По следам нашего прошлого». Хейердалом были начаты раскопки в Азове, городе неподалёку от Азовского моря. Он пытался отыскать следы древней цивилизации Асгарда, соответствующие текстам «Саги об Инглингах», автором которой был Снорри Стурлусон. В этой саге говорится о том, что вождь по имени Один возглавил племя, называемое асами, и повёл его на север, через Саксонию на остров Фюн в Дании, и, наконец, обосновался в Швеции. Там, согласно тексту Снорри Стурлусона, он произвёл такое впечатление на местных жителей своими разнообразными познаниями, что они стали поклоняться ему после его смерти, как богу. Хейердал предположил, что история, поведанная в «Саге об Инглингах», основана на реальных фактах.

Этот проект вызвал в Норвегии резкую критику со стороны историков, археологов и лингвистов и был признан псевдонаучным. Хейердал был обвинён в избирательном использовании источников и в полном отсутствии научной методологии в своей работе. В этой книге Хейердал основывает свои доводы на сходстве имён в норвежской мифологии и географических названий черноморского региона, — например, Азов и асы, удины и Один, Тюр и Турция. Филологи и историки отвергают эти параллели как случайные, а также как хронологические ошибки: например, город Азов получил своё имя спустя 1 000 лет после того, как там, по утверждению Хейердала, поселились асы, жители Асгарда. Резкая полемика, окружавшая проект «В поисках Одина», во многом была типичной для взаимоотношений Хейердала и академических кругов. Его теории редко получали научное признание, тогда как сам Хейердал отвергал научную критику и сосредоточивался на опубликовании своих теорий в популярной литературе, предназначенной для самых широких масс.

Хейердал утверждал, что удины, этническое меньшинство в Азербайджане, были потомками скандинавов. В последние два десятилетия своей жизни он несколько раз ездил в Азербайджан и посещал церковь Киш. Его теория относительно Одина отвергалась научными кругами, однако была принята как факт евангелической лютеранской церковью Норвегии.

В 2001 году Хейердал приехал в Россию и, выступая перед учёными и журналистами Ростова-на-Дону, огорошил и одновременно воодушевил их заявлением: «Возможно, предки скандинавов были выходцами из Азово-Кавказского региона!» Неутомимый исследователь основывался на текстах известного средневекового историка Снорре Стурлуссона, в которых говорится, что свыше 2 000 лет назад с Кавказа двинулся на Север могучий вождь Огден со своими воинами-асами. Это сразу вызывает в памяти имя Одина, верховного бога скандинавов и предводителя героического племени асов. «Если Огден и Один – одно и то же лицо, то не от названия ли народа асов происходят названия города Азов и Азовского моря?» – задавался вопросом учёный, начиная археологические раскопки посреди городских кварталов Азова, и пояснял журналистам «Мне не обязательно доказывать, что я прав, что Снорре описал реальные события. Просто хочется узнать правду о том, каким был мир тысячи лет назад, откуда и куда двигались народы».

Хейердал являлся активистом зелёной политики. Мировая известность Хейердала послужила причиной его встреч с известными политиками. Он даже выступил с докладом о значении охраны окружающей среды перед последним главой СССР Михаилом Горбачёвым. Хейердал ежегодно участвовал в присуждении Альтернативной Нобелевской премии в качестве члена жюри. В 1994 году Хейердал и актриса Лив Ульман были выбраны норвежцами для выполнения почётной обязанности открытия зимней Олимпиады в Лиллехаммере и предстали перед телевизионной аудиторией, насчитывавшей больше миллиарда человек. В 1999 году соотечественники признали Тура Хейердала самым знаменитым норвежцем XX века. Он был награждён многочисленными медалями и премиями, а также удостоен 11 почётных степеней университетов Америки и Европы.

Хейердал умер в возрасте 87 лет от опухоли головного мозга в имении Колла-Микери в итальянском городке Алассио, в окружении своей семьи. На родине ему ещё при жизни был установлен памятник, а в его доме открыт музей.

JPAGE_CURRENT_OF_TOTAL